Комментариев нет

Олигархи своих детей у меня не лечат, поскольку я не лечу их детей специальными олигархическими лекарствам, — Комаровский

Вот, кстати, и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун в нашей беседе заявила, что украинская медицина уже достигла дна. На что я, поинтересовалась, может быть, дно-то двойное? В бюджете денег-то на медицину все равно не хватает.

— Когда 100 лет назад произошла Великая Октябрьская Революция, шли большие дискуссии о возможности построения коммунизма в отдельно взятом государстве. И классики марксизма-ленинизма считали, что должна быть всемирная революция. Точно так же, я искренне уверен в том, что в стране без судов, закона, порядка, экономики невозможно осуществить отдельно взятую реформу здравоохранения. Но давайте все-таки вернемся к реформе. Если в первой части, той, что касается распределения денег, ничего не понятно. То в медицинской части мне многое очень нравится. Очень! Мы наконец-то признали, что медицины украинской не бывает. Как не бывает украинской таблицы умножения. Медицина одна на весь цивилизованный мир. Научная.

— Мы сейчас говорим о протоколах?

— Да. Но дальше возникает совершенно маразматическая ситуация. По большому счету, когда МОЗ декларирует приверженность международным стандартам лечения, то теоретически, это должны поддержать все: Академия меднаук, медуниверситеты, институты усовершенствования врачей…

— Но они же автоматически утратят авторитет…

— Правильно! То есть они свою работу не делают, но при этом страшно критикуют МОЗ, который, не имея поддержки от ученых, вынужден призывать врачей “брать международные протоколы”. Но это же логично! Если у нас хорошие машины не делают, берите за границей. Вот вам руль, вот педали. Вот вам “Мерседес”..




Евгений Комаровский: Мы 26 лет растим ребенка, который не вылазит из болячек, усыхает на глазах. И виноваты в этом родители,то есть власть 03

— С другой стороны, а если за руль хорошего автомобиля сядет дурак?

— Дурак опасен именно без протокола. Протокол — это фактически запрет делать глупости, это конкретный и понятный алгоритм, как лечить исходя из диагноза, как этот диагноз правильно поставить и какие нужны исследования. Протокол очень мешает зарабатывать на продаже фуфломицинов и на ненужных обследованиях, которые этим протоколом не предусмотрены. Неудивительно, что реализация протоколов — это многомиллиардные потери. Тут есть за что бороться! И мы эту борьбу наблюдаем.

Евгений Комаровский: Мы 26 лет растим ребенка, который не вылазит из болячек, усыхает на глазах. И виноваты в этом родители,то есть власть 04

— Вот возвращаясь к «дуракам за рулем». Когда я шла к вам на интервью, я поинтересовалась у своей дочки, ей 4 года, что спросить у самого известного доктора в Украине? Она задала до гениального простой вопрос. Она спросила: как же стать хорошим врачом? Ведь 150 баллов по ВНО — явно тут не решающий фактор.

— Хорошо. Просто представьте себе. Вы вчера закончили юракадемию и вас направили на работу в районный отдел полиции. Как стать хорошим полицейским? Ну как? Надо ведь чтоб тебя система не сломала. Вот в чем проблема. И поверьте мне, что дети, которые в 23 года закончили медицинский институт, вовсе не собираются лечить сопли антибиотиками. Но когда первый папа ворвется в кабинет тебя убивать, потому что “ты вовремя не назначил, а теперь у нас из-за вас…”, так молодой врач скажет после этого: “Идите вы к такой-то матери” и будет назначать всем все подряд, еще и имея процент от аптеки.

Евгений Комаровский: Мы 26 лет растим ребенка, который не вылазит из болячек, усыхает на глазах. И виноваты в этом родители,то есть власть 05

— Евгений Олегович, у вас сейчас пациенты есть?

— Конечно.

— А что это за дети? Ведь есть расхожее мнение о том, что у доктора Комаровского за услуги оплата по пакету “Олигархический” и к нему на прием ходят дети Кернеса или, допустим, Гройсмана.

— Нет, это огромное заблуждение. Я олигархов не устраиваю. Я не хожу перед ними на цыпочках и не лечу специальными лично для вас привезенными олигархическими лекарствами. Я лечу всех одинаково — так, как лечил бы своего ребенка. Для меня прием пациентов не имеет никакого коммерческого смысла. У меня есть другие источники дохода. Я принимаю только тех, кого знаю много лет. Родителей, которые приводят ко мне своих детей, я помню еще новорожденными. Это мои единомышленники, которые перечитали все мои книги, это люди которые не придут ко мне на второй день соплей — они и без меня знают, что надо делать и когда действительно нужен врач. Они, как правило, даже не с жалобами приходят, а хвастаться. Исполнился ребенку годик — давайте встретимся с дядей Женей, покажем, какие мы уже взрослые. Иногда бывает, что я ведусь на просьбы о консультации для «важных людей», но в итоге мне просто жалко потерянного времени.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *