Касьянова об эвакуации жителей Донбасса в 2014-м: «Вывозили по заминированным дорогам за все деньги мира…»

Героиня эксклюзивного
интервью Диалог.UA национальный директор по развитию программ «СОС Дитячі
містечка Україна» и глава правления «Української мережі за права
дитини» Дарья Касьянова всю жизнь посвятила помощи детям и многодетным
семьям.

 В 2014 году ей, как и миллионам украинцам, неожиданно пришлось
столкнуться с войной и необходимостью срочно спасать людей.



— Тогда я
работала в Фонде Рината Ахметова и случайно возглавила направление эвакуации.
Мы не думали, что это станет большим проектом, с которого началась работа
гуманитарного штаба. С апреля по ноябрь — декабрь 2014 года мы помогли выехать 40
тысячам людей, из них 12 тысячам детей. Это Донецкая и Луганская область. Но
Луганская была сложнее, там достаточно сложно было.

— В чем
заключались сложности? Сложно было договариваться с той стороной?

— И
договариваться, и дороги были заминированы, просто вывезти было некуда, нужно
было делать большие круги, через территории, которые мы не могли
спрогнозировать, как вывозить людей. Т .е. по-разному это было. И было сложно
найти, кто физически будет вывозить людей за любые деньги мира, потому что люди
боялись.

Болезненные
воспоминания. Главное, что всех, кого мы вывели, мы вывезли живыми и здоровыми.

— С кем-то
из них поддерживаете контакт?

— Время от
времени люди пишут, звонят, напоминают о себе или просто говорят: вы нам тогда
помогли. Есть люди, которые устроились, адаптировались, нашли работу, жилье, т. е.
все нормально. Есть случаи, когда люди попробовали, но не смогли и вернулись
обратно. Здесь самые разные случаи. Но в основном связано с тем, что человек
работу нашел, но за оплату этой работы он не может оплатить себе жилье. Это
всегда очень сложный момент. И конечно же часто говорили, что надо ехать в
села, зачем ехать в Киев. Но прежде всего люди едут туда, где есть рабочие
места. Конечно же, это большие города.

Были семьи
(многодетные – ред.), которые объездили всю Украину, со своими детьми приемными
и там пожили, там пожили, им обещали какие-то варианты, что государство
предоставит или меценаты. Но помощи не было, и жить с таким количеством детей, их просто
прокормить элементарно невозможно, люди не привыкли ни от кого зависеть. Они достаточно
до этого были успешными, могли сами зарабатывать или распоряжаться бюджетами. И,
конечно, они вернулись. Есть семьи в разных областях Украины, которым сложно до
сих пор. Не потому, что они не адаптировались, а потому что помощи, на которую они,
возможно, рассчитывали, к сожалению, так и не получили.

Есть разные ситуации. Есть те, которым дали дом, есть,
которым второй раз дали дом. Есть, скинулись громадой, помогли построиться. Много
разных историй. В некоторых случаях диаметрально противоположных.

Я не знаю, от чего это зависит. По-разному развивались
событиях, но большинство смогли адаптироваться и, более того, помогают другим.

Есть люди, которые выехали, адаптировались и в
последующем усыновили детей. Я считают, что эти люди – герои. Они, несмотря на
события своей жизни, не просто не сломались, а еще готовы помогать другим людям.

Как сообщалось ранее, Дарья Касьянова рассказала, с
какими трудностями пришлось столкнуться родителям детей-переселенцев и как
Украина помогает решать сложные вопросы по реабилитации.

Ранее сообщалось, что некоторые оставшиеся на
оккупированных территориях 
жители Донбасса пытаются уйти от реальности с
помощью алкоголя. Один из переселенцев наведался в родной город и рассказал,
как изменился населенный пункт за время оккупации.

Тем временем Международная организация по миграции (МОМ)
провела исследования, касающиеся жизни вынужденных переселенцев из Крыма и
Донбасса в Украине. Оказалось, что 
жители Востока и аннексированного полуострова жалуются на одни и те же проблемы, несмотря на то, в каком регионе
сейчас живут.

Автор —
Юлия Булыга